Печать

Полет с Гусем

62574 0 0

Полет с Гусем.
(Flying with the Goose)



В Южной Африке множество редких животных, которых сложно увидеть даже мельком, но нам удалось выследить чрезвычайно редкую породу гусей, сначала на южном побережье, а затем в верховьях Лимпопо.

Текст: Робин Барвик (Robin Barwick)
Фото: Крис Турви (Chris Turvey)


УвеличитьКак и многие люди, гуси не особо любят холодный ветер, дующий сквозь оперение, и когда зима приходит в северное полушарие, эти грациозные перелетные птицы собираются и устремляются к летнему теплу южных широт. И, тем не менее, есть один вид гусей, возможно, самый редкий, не столь предсказуемый в своих сезонных перемещениях.

Этот вид, возглавляемый своим вожаком, обычно улетает на юг в конце года вместе с остальными гусями, но в ожидании необычного для июля зрелища на южноафриканской родине этих птиц, мы отправились на южное побережье, в бухту Моссельбай (Mossel Bay) около Джорджа (George). Известно, что здесь это семейство любит нырять в изобильных водах в поисках еды и отдыхать на песчаном берегу тихого малонаселенного Глентана Бич (Glentana Beach).

УвеличитьНам повезло. За большими белыми акулами, тихо и зловеще двигающимися в водах Моссельбая, с высоты 500 футов над водой наблюдает вожак и его товарищ, пока остальное семейство ищет пропитание на берегу. Наш гусь демонстрирует не тихий, вкрадчивый взмах крыльев, а стремительный, бьющий по ушам ‘вап-вап-вап’ – звук вертолетного винта, и этот вожак, Ретиф Гусен (Retif Goosen), наслаждается видом огромных рыб на пару с Вернером Ру, который тоже является не гусем, а специалистом по недвижимости, партнером Гусена по бизнесу и пилотом вертолета.

Распугав акул, вертолет пошел на посадку к плодородной земле Langkloof у подножия Outeniqua Mountains и приземлился на расположенной в отдалении Schoomberg Farm. Места, где родилась эксклюзивная марка вина Гусена – «Гусь», прежде чем быть представленной в Корнуости гостям спонсора Гусена, компании «Rolex», во время проведения Открытого Чемпионата.

Увеличить«Всегда здорово возвращаться в Южную Африку», говорит Гусен, ступая на землю перед началом межсезонного перерыва в расписании Тура. «Наверное, я хотел бы жить здесь, но работа просто не позволяет». Южная Африка предлагает столько возможностей, такое многообразие окружающей среды в различных областях, от побережья до заказников, да и погода великолепная. Жизнь за границей делает каждый приезд домой в Южную Африку чем-то совершенно особенным для меня и позволяет по-настоящему отдохнуть».

Являясь неотъемлемой частью перемещений Гусена, его дом, особенно в зимнее время, помогает отрешиться от карьеры, бездушных отелей и бесчисленных часов, проведенных на высоте 20000 футов в попытках выспаться. Скольжение же вдоль береговой линии в вертолете на высоте 500 футов – это особый вид полета, дающий ощущение безудержности, которое позволяет двукратному победителю US Open полностью отрешиться от проблем и давления «работы», а точнее – от неудачного и во многом обманувшего ожидания выступления в Туре, и удовлетворить свою любовь к дикой природе.

Несмотря на то, что Гусен выигрывал в этом году, на Qatar Masters в январе, его последний триумф в US PGA Tour состоялся на турнире The International в августе 2005 года. Он почти заполучил свой третий Мэйджор, великолепно сыграв финальный раунд US Masters за 69 ударов и занял второе место в результате переигровки. После успешного внесения незначительных изменений в замах под руководством американского тренера Грегора Джеймисона, начав держать руки выше в конечной точке замаха, Гусен сейчас сосредоточился на той части игры, которая в последние годы отличала его от всех соперников, на своем паттинге.

«Моя игра становится лучше, и я много работаю над своим свингом», говорит Гусен. «Мой замах сейчас напоминает технику 2001-2004 годов, периода моей лучшей игры, но я не ставлю своей целью то, что я достиг в те годы. Начав однажды делать немного паттов я собираюсь значительно улучшить свои результаты. Была проблема с чтением гринов, что обычно является самой сильной стороной моей игры. Я делал паты, в результате которых мяч касался края лунки и не попадал в нее, неправильно читал грины, из-за чего посылал мяч по траектории ниже уклона грина».

«Но знаете, у меня еще есть время, чтобы посоревноваться с лучшими. Виджей [Сингх] начал показывать свою лучшую игру, когда ему уже исполнилось 40, а у меня еще целый год впереди до сорокалетия, так что я не могу дождаться, когда уже начну выступать лучше и присоединюсь к Виджею в этой категории».

Снова уходя от темы гольфа, Гусен начинает оживленно обсуждать гигантских пловцов, за которыми он наблюдает.

«В месте, где стоит наш дом в Глентана Бич, расположена большая зона обитания горбатых китов», поясняет он, «откуда они, находясь в южном полушарии в зимний период, перемещаются на север – в Тихий океан и в сторону Гавайских островов , чтобы провести лето. Мы видели их вчера прямо перед домом, а сегодня утром пролетели на вертолете вдоль берега и увидели их снова, а еще – несколько акул. Бухта Моссельбай знаменита своими белыми акулами, здесь сравнительно холодная вода, а они это любят. Очень много людей приезжает сюда, чтобы отправиться на дайвинг в клетке среди больших белых акул, но это не входит в список моих первоочередных дел. Не уверен, что мне нравится идея становиться приманкой».

Гусен смеется над мыслью о дайвинге внутри клетки среди больших белых акул, хотя уже приготовился нырнуть – без клетки – буквально в 20 метрах от стаи рифовых акул. Конечно, рифовые акулы не людоеды, но они и не вегетарианцы.

«Около 20 акул плавали под нами», Гусен вспоминает прошлогоднюю экспедицию. «С лодки спустили приманку на глубину 20 метров, и мы плавали с масками на поверхности, пока акулы кружили вокруг приманки. Но неожиданно акулы начали всплывать наверх, и в такой момент понимаешь, что надо убираться восвояси. Рифовые акулы необычайно проворны, так что нужно быть осторожным, и ты не можешь отделаться от мысли, что пробил твой последний час. Как только все выбрались из воды, приманку вытащили, и все акулы всплыли на поверхность и стали выпрыгивать из воды, пытаясь ее схватить. Это было потрясающее зрелище: вот ты плаваешь над акулами, разделенный с ними буквально несколькими метрами воды, а в следующее мгновение они уже набрасываются на приманку на поверхности».

После нескольких дней отдыха на побережье эта семья гусей вновь поднялась в небо, улетая в северном направлении к другому излюбленному для гнездования месту, расположенному к северу от Претории, в центр загородного клуба «Зебула» в Лимпопо, единственного пятизвездочного гольф-заповедника Южной Африки. Наш вожак вылупился и оперился недалеко отсюда, в Полокване (бывшем Питерсбурге), где до сих пор живут его родители. Именно сюда, к месту своего рождения в сердце поросшего кустарниками вельда, и приводит инстинкт нашего вожака.

«Только здесь Ретифу и его семье удается по-настоящему отдохнуть», говорит старший брат Гусена, Филип, помешивая угли в мангале. «Мы родом из этих мест в северном Трансваале, и постоянно бегали на ферму, когда были детьми. Здесь возвращаешься мыслями в детство, когда мы сидели вокруг костра и наблюдали за животными, и это чудесно, что Ретиф может дать то же самое своим детям».

«Жизнь в нашем доме в Англии – это постоянная суета», говорит супруга Ретифа Трэйси, «здесь же нет ощущения времени, что просто замечательно. Ретиф может отключиться от гольфа, и это как раз то, что дети [4-летний Лео и 2-летняя Элла] привносят в нашу жизнь: они возвращают нас к истокам. Фантастическое ощущение».

Разнообразие ландшафтов Южной Африки, о которых говорит Гусен, совершенно очевидно. От покрытых зеленью Outeniqua Mountains и блестящего океана с его освежающим бризом, до суровых земель северного Трансвааля, окрашенных в блеклые серые и коричневые тона, застывших под ярко голубым, абсолютно безоблачным небом.

«Здесь интересно смотреть по сторонам во время игры», добавляет Ретиф. «Можно увидеть много слонов и носорогов, а в нашем саду прогуливался жираф. На гольф-поле есть жираф, антилопа, зебра, так что вы обязательно увидите несколько животных за игру. Львы и леопарды здесь тоже есть, но увидеть их удается крайне редко, и они не могут проникнуть на территорию поля. Мы видели змею, черную мамбу, но это не та змея, которую хочется встречать слишком часто. В большинстве случаев, когда вы ее замечаете, она уползает прочь, что очень хорошо!»

С последними лучами дневного света, пробивающимися сквозь верхушки деревьев, окружающих убежище Гусена, становится совершенно тихо. Жирафы ушли жевать ветки где-то в другом месте. Стейк жарится на мангале, а у Гусена в руках бокал собственного Шираза. «Что еще можно желать», спрашивает он, и добавляет с улыбкой, «разве что забить еще несколько паттов».

Robin Barwick эксклюзивно для GOLF.RU

Теги:

Читать еще

Комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться.
Ассоциация гольфа России
Тур 10
Гольф-Профи
Titleist