Печать

Интервью самого известного кедди Стива Уильямса, часть вторая

47412 0 0

Интервью  самого известного кедди Стива Уильямса

Часть 2.

Тайгер Вудз пригласил вас на собеседование в 1999 году. Вы предполагали, что из этого выйдет?

Я был в Новой Зеландии с Рэймондом и собирался принять участие Doral Open, который стал бы для меня первым турниром в том году. Я даже и не подозревал, что бывший кэдди Вудза Майк Коуэн (Mike  Cowan) покинул свою должность. К тому времени я решил, что достаточно потрудился кэдди, и 2000-ый год станет моим последним годом в этой роли. Поэтому, когда Тайгер меня позвал, у меня не было 100%-ной уверенности, что я возьмусь за эту работу. Но я вылетел в Орландо и встретился с ним, и Вудз меня нанял.

Фото: pgatour.com

Да ладно! Тайгер рекордно выиграл турнир  Masters за два года до этого и к тому времени уже был самым известным гольфистом, и Вы не были уверены, что возьметесь за эту работу?

Он действительно выиграл Masters, но никогда не знаешь, сумеешь ли ты поладить с новым человеком.

И что же Вас убедило?

Я подумал, что это будет вызов. Конечно же, я много о нем слышал. И я помнил тренировочный раунд с его участием, когда я был кэдди Рэймонда. Это было в клубе Augusta National в 1996 году, и Тайгер еще не был профессиональным гольфистом. Там были Рэймонд, Фред Каплз (Fred Couples), Грэг Норман (Greg Norman) и Тайгер. Утро было холодным и туманным, и мяч летел не слишком далеко. Тайгер немного нервничал и плохо пробил с ти на первой лунке. Позже он подошел на вторую пятипаровую лунку. На расстоянии 270 метров от ти находился бункер, никто из трех профи даже не смог до него добить. Тайгер повернулся к своему кэдди и спросил: «Я сумею справиться с этой ловушкой?» Мы все переглянулись. В глазах читался немой вопрос: «Что значит, может ли он справиться с этой ловушкой?». Тайгер отправил мяч через бункер, мы были поражены.

Как бы Вы описали первые годы Вашей работы с Тайгером?

Когда ты становишься кэдди у такого человека, как Тайгер, который полон самых высоких ожиданий, процесс просто захватывает. Главной задачей всегда была только победа, для нас было важно положить победу в карман как можно раньше, и мы это делали. В мае того же 1999 года он победил в Германии на турнире European Players Championship, затем были  Memorial Tournament, Western Open и PGA Championship. Мы совершенствовались довольно быстро.

Фото: pgatour.com

Благодаря чему Вы совершенствовались так быстро?

Во мне тот же дух соперничества, что и в Тайгере. Даже будучи кэдди, вы хотите делать лучшее, на что вы способны, а рядом со мной был парень, который хотел только одного – побеждать. Мы хорошо ладили. Один из приятных моментов в те годы состоял в том, что он всегда благодарил меня в конце дня. Через несколько недель общения с Тайгером у меня сложилось впечатление, что этот парень прекрасно воспитан.

Что было самым сложным в Вашей работе?

Нет ничего сложного в работе кэдди у Тайгера. Мне всегда сложнее было работать с остальными людьми, которые меня окружали. Я всегда говорил ему, что однажды я надену на голову защитный шлем и так и буду носить бэг, чтобы никого больше не слушать. Когда работаешь кэдди у Тайгера, появляется желание заползти под дерево, чтобы тебя никто не видел, потому что к тебе приковано всеобщее внимание, и все вокруг постоянно на тебя смотрят. Возникает чувство сродни клаустрофобии. Я постоянно ощущал это, находясь рядом с ним, даже когда мы шли на тренировку в полседьмого утра. Тем не менее, работа с ним была просто потрясающей. Он рационально распоряжался своим временем и выполнял свою работу. Он никогда не заставлял вас ждать. Тайгер не играл слишком много и всегда тренировался рано утром. Мне это нравилось.

Какой момент стал для Вас самым лучшим с бэгом Тайгера?

Когда он победил на турнире Masters в 2001 и собрал все четыре мейджора подряд. Он выиграл British Open, U.S. Open и PGA Championship за год до этого. Все только и говорили с августа, когда закончился турнир PGA, до апрельского турнира Masters о том, сумеет ли он это сделать. Целых семь месяцев болтовня продолжалась и продолжалась. Сделать это и достигнуть того, что возможно никогда больше не повторится, было просто невероятно. Даже при его огромной нацеленности на этот турнир он не мог не знать, что все это обсуждают. Мне сложно поверить, что спортсмен играл под большим давлением, чем он находился тогда.

Фото: pgatour.com

Грэг Норман, Рэймонд Флойд, Тайгер Вудз и Адам Скотт, помимо прочих. Не плохо. А какой момент в Вашей карьере кэдди был для Вас самым лучшим из всех?

Мне сложно выбрать между десятой дополнительной лункой на поле Augusta National, когда Адам Скотт сражался за титул с Анхелем Кабрерой (Angel Cabrera), и моментом на 18-ой лунке в Torrey Pines в финальном раунде турнира U.S. Open в 2008 году. Я убедил Тайгера пробить лоб веджем вместо сэнд веджа, это был большой вызов, но Тайгер в тот раз не пытался выиграть свой первый мейджор. Мейджоры выигрываются очень тяжело. Тайгер заставил всех считать, что это очень легко. Я не думаю, что найдется много людей вне игры, которые вообще осознают, что он делал. Это совсем не так просто. Ни один австралиец не выигрывал в клубе Augusta. Когда Адам «читал» патт, я сказал ему, что его прочтение было неверным, и мяч отклонился гораздо сильнее, чем он ожидал. Я не видел этот патт раньше, но когда я шел по фервею, первое, что я себе сказал, было: «Этот грин быстрее, чем ты думаешь, и он ломает патт гораздо сильнее, чем тебе кажется». На другой стороне этого грина все было медленнее, чем казалось, это было справедливо и для быстрых паттов. Он бы, скорее всего, промазал этот патт и не сумел бы одержать победу, и продолжал бы свои попытки победить на своем первом мейджоре.

В тот вечер, когда Адам Скотт выиграл турнир Masters, Вы сказали, что 2014 будет последним полноценным годом в Вашей карьере кэдди. Расскажите мне, что произошло этим вечером.

После того, как Адам победил в Masters, вся его команда была приглашена в клуб на праздник по этому поводу. Это действительно не совсем привычная для меня обстановка, поэтому я поехал в домик, который мы сняли на неделю. Я позвонил своей жене, и мне также позвонил Грэг Норман. Первая мысль, которая пришла мне в голову после этого: «Моя цель достигнута». Я стал кэдди Адама с намерением перевести его через черту мейджора, и это случилось. Я подумал, что это прекрасный вариант завершения карьеры. Что-то подсказывает тебе, что настал тот самый момент, что пришло время заняться чем-то еще. Очень глубоко во мне созрело желание никогда больше не становиться кэдди. Я решился, и моя жена со мной согласилась.

Так почему же Вы так не поступили?

Когда я обсудил это с моими друзьями, они сказали, что мне еще есть много чего предложить Адаму, и что я не могу так поступить с ним и просто исчезнуть. Но это было трудное решение. Поэтому 2014 станет последним годом, который я полностью отдам работе кэдди. Если Адам согласится, мы это уже обсуждали, я буду его кэдди с турнира Doral до TOUR Championship в 2015. И после этого все.

В чем состоит главное различие в работе кэдди с Адамом Скоттом и Тайгером Вудзом?

Адам не такой заводной. Здесь у каждого внутри горит огонь, но внешне у Адама и Тайгера это проявляется по-разному. Адам более расслабленно ко всему относится, а если у Тайгера что-то не ладится, то порой прогулка с ним может стать тяжелой. Я наблюдал, как Тайгер играет на уровне, на котором вряд ли кто-либо когда-либо играл, а затем перешел к Адаму, который обладает огромным талантом. Я считаю, что Адам способен играть на гораздо более высоком уровне, чем он играл ранее. Работа с Тайгером помогла мне работать с Адамом. Тут не может быть двух мнений.

Фото: pgatour.com

Что Вы можете назвать своей самой большой ошибкой за время работы кэдди, о чем вы сильнее всего сожалеете?

В 1990-ом году, когда Рэймонд пытался стать самым возрастным победителем Masters, он лидировал с отрывом в один удар перед двумя заключительными лунками. Он направил мяч точно посередине на 17-ой. В то время форма грина отличалась от теперешней. Пин находился справа спереди, а воротник – слева, поэтому, если ты промахивался, то мяч всегда уходил вправо, это был простой спуск. Он сказал мне, что планирует послать мяч чуть левее лунки, чтобы он откатился к флагу. Первое, что пришло мне в голову: «Что произойдет, если выйдет пул, и мяч пойдет еще левее?» Я хотел ему сказать, чтобы он бил прямо на лунку, но он полностью контролировал свои действия. И я этого не сказал. Я всегда говорю то, что думаю. Тот раз был единственным, когда я этого не сделал. И я всегда об этом сожалел. К сожалению, он промазал влево. В итоге: тройной патт, затем пар на 18-ой и поражение в дополнительных раундах.

Почему же Вы тогда ничего не сказали?

Мне кажется, я думал, что у Рэймонда огромный опыт на этом поле. Он выступал там просто потрясающе. Это была наша первая возможность выиграть вместе мейджор. Но теперь я всегда говорю, что я думаю, независимо от того, прав я или не прав. Я честно говорю, что это останется моим единственным сожалением.

Какова роль кэдди? Чтобы Вы сказали критикам, которые считают что кэдди – это просто приятели для совместной прогулки?

Если кэдди просто несут бэг, то игроки просто нанимают местных кэдди. У каждого игрока свои потребности, но, в основном, функции кэдди заключаются в том, чтобы наилучшим образом провести игрока через поле. Ты должен лучше всех понимать поле, исходя из этого, ты должен пресекать возможные ошибки. Ошибки будут всегда, но кэдди должен предоставлять нужную информацию и предотвращать как можно больше ошибок. Ну а игроки выполняют удары.

Расскажите мне Вашу лучшую «историю от кэдди», которую можно напечатать где угодно.

Дважды я приезжал не на то поле. Пару лет назад турнир Barclaysпроводился в клубе Plainfield Country Club в Нью Джерси, а я почему-то считал, что он пройдет в клубе Ridgefield. Начало было назначено на 7 утра, а я приехал к 6 и ещё подумал: «Забавно, что-то маловато народу вокруг». Потом уже я понял, что приехал не на то поле. Еще один забавный случай приключился, когда я был кэдди у Рэймонда, и мы отправились в Тайланд, чтобы сыграть на поле, которое только что открыл Арнольд Палмер (Arnold Palmer). Арнольд летел вместе с нами и мимоходом упомянул, что на поле много змей. И вот мы на первой лунке. Я достаю флаг и нахожусь спиной к грину, и вдруг я слышу шипение, как будто за мной королевская кобра. Я до смерти перепугался. Оказалось, что это просто была головка спринлера, и меня обдало сзади водой. Я подскочил и выставил себя полным кретином. Рэймонд просто не мог унять смех, глядя на меня.

Станислав Новиков

Читайте также:

Часть 1.

Самый известный кэдди собирается на заслуженный отдых.

 

 

 

Читать еще

Комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться.
Ассоциация гольфа России
Тур 10
Гольф-Профи
Titleist