Печать

Алексей Николов: Игра, доступная многим с послесловием автора

4264 0 0

На Играх в Рио-де-Жанейро гольф вернулся в олимпийскую программу спустя более ста лет. Скорее всего, потому, что из вида спорта для избранных превратился в игру, доступную многим. В Шотландии и в Новой Зеландии, в Австралии и в Швеции, в Германии и в США эта игра пользуется огромной популярностью. И в России гольф завоевывает всё новых поклонников.


Мария Верченова (Maria Verchenova). Фото: Getty Images

О том, как некогда экзотический вид спорта появился в нашей стране, я попросил рассказать своего коллегу Алексея Николова. Это именно он в конце 80-х сделал всё возможное и невозможное для открытия первого в стране гольф-клуба. С тех пор прошло более четверти века, а я помню праздник открытия гольф-клуба на улице Довженко (что неподалеку от киностудии «Мосфильм») во всех деталях. Эту церемонию посетили суперзвезды мирового спорта: шведский хоккеист Тумба-Юханссон, сменивший хоккейную клюшку на клюшку для гольфа, боксер-тяжеловес Майк Тайсон (меня поразило, что он был тише воды и ниже травы), наши хоккеисты во главе с Александром Рагулиным. Запомнился мастер-класс, артистично проведенный именитым шведом, и то, как непринужденно орудовал клюшкой Алексей Николов, журналист и спортивный организатор. И вот представился случай спросить у Алексея Львовича, как гольф вошел в его жизнь и как эта игра получила российскую прописку.


 Алексей Николов на поле Augusta National

— У меня знакомство с гольфом получилось забавным, но символичным, — начал свой рассказ Николов. — Я гостил у приятеля в Америке, во Флориде, и однажды пошел погулять. Зашел, как мне показалось, в парк: вот тут деревья растут, а тут зеленеют луга. Я гулял, гулял, и вдруг в плечо врезался какой-то предмет. Впечатление было такое, что в меня попал камень. Осматриваюсь. Вижу на траве белый мячик, пытаюсь его поднять. И слышу крик: «Не трожь!» Вот так я познакомился с гольфом: меня ударило мячиком для игры в гольф. И с тех пор моя жизнь связана с этой игрой.

А в том, что гольф получил у нас прописку, заслуга Анатолия Николаевича Ковалева, возглавлявшего в то перестроечное время Спорткомитет Москвы. Я работал под его началом начальником международного отдела и искал зарубежных партнеров для организации первого в стране гольф-клуба. Своими силами мы бы не осилили это дело — у нас не было специалистов ни по гольфу, ни по созданию полей для этой игры. Но нам сопутствовала удача. У нее были фамилия, имя и даже кличка. Наши пути пересеклись со знаменитым шведским хоккеистом Свеном Тумбой-Юханссоном (Тумба — это было его прозвище, позже ставшее фамилией), одним из пионеров гольфа в своей стране. Человек заводной, азартный, он заряжал и нас, группу московских энтузиастов, своей неуемной энергией, давал ценные советы и сводил с авторитетными специалистами.

Уж и не припомнить, сколько субботников провели московские спортсмены, чтобы облагородить то место, где располагались свалка и болотце, но наконец в первом российском гольф-клубе появилось поле на 9 лунок (хотя в стандартном поле на 9 лунок больше). А в скором времени в подмосковном Нахабине открылся еще один гольф-клуб «Москоу кантри клаб», имеющий поле на 18 лунок.

В 1993 году я в роли главного тренера сборной России повез нашу команду (в нее входили игроки этих двух клубов) на чемпионат Европы. И хотя у меня за плечами не было серьезной карьеры игрока (да и было смешно начинать ее в 30 лет), я решился всерьез взяться за тренерское дело. Практика показывает, что успешные тренеры, такие, как Моуринью и Слуцкий, далеко не всегда блестящие в прошлом игроки. Впрочем, некоторое время я был единственным в России тренером по гольфу. И следующей задачей стала подготовка тренерских кадров. Было решено открыть специализацию по гольфу в столичном институте физкультуры, где мне, выпускнику этого вуза, пришлось разрабатывать учебные планы и преподавать.

Мы приглашали специалистов из других видов спорта, но откликались немногие. Удачно вписался в тренерский цех гольфистов Игорь Ивашин, выходец из хоккея. Из его группы в детско-юношеской спортивной школе при «Москоу кантри клаб», где, кстати, ребята занимались совершенно бесплатно, а брали мы туда практически всех желающих, вышло несколько сильных игроков. Ивашин работал по апробированной в советское время системе подготовки, развивая у ребят гибкость, хорошую координацию, силу, быстроту. Из этой школы выросли первые наши профи — первая россиянка, попавшая в профессиональный тур, Ольга Ротмистрова, трехкратная чемпионка страны Маша Костина и ее младшая сестра Анастасия, которая вскоре догнала старшую. Из этого поколения игроков вышли хорошие тренеры, а теперь и их ученики пополнили тренерский цех.

Гольф перестал быть только московской тусовкой. Сейчас у нас десятки полей: в Питере, Казани, Ростове-на-Дону, во Владивостоке… Число занимающихся гольфом у нас в стране больше, чем тех, кто посвятил себя современному пятиборью и даже фехтованию.

Вы вправе спросить, а доступна ли наша игра людям среднего достатка? Доступна! Сам я играю на небольшом поле в Капотне (не самом престижном московском районе, но мне из дома туда удобно добираться). Это поле на 5 лунок соорудила одна строительная компания, руководитель которой — фанат гольфа. И цены там демократичные. Моими партнерами обычно являются менеджеры отнюдь не самых крутых компаний, пенсионеры, летчик. Подобные поля есть и в Крылатском, и в ряде других районов столицы.

Если вы еще не открыли для себя эту прекрасную игру, сделайте это как можно быстрее. Хотите жить долго? Играйте в гольф!


Евгений Григорьев, fismag.ru

Послесловие.
Письмо главному редактору Гольф.ру

Спасибо большое за то, что откопали в неведомых мне глубинах интернета это интервью. 
 Вынужден признаться, правда, что когда прочитал его, то испытал некоторое удивление, поскольку никакого Евгения Григорьева вспомнить не сумел. Честно искал это имя в своем телефоне, но тоже не нашел. Остается предположить, что этот Григорьев подстерег меня на какой-нибудь очень 19-ой лунке, причем в тот момент, когда я уже успел там провести не один час. Хотя даже это не объясняет того, как в тексте интервью появились предположительно произнесенные мной разные странные слова, которых я точно не мог произнести, причем ни в каком состоянии - будучи ни на 19-ой, ни даже на 20-ой лунке.

По этому поводу предлагаю считать данное удивительное интервью частью специального первоапрельского выпуска Гольф.ру, которое вышло на три месяца раньше времени исключительно по недосмотру выпускающего редактора, который, в свою очередь, провел в этот день немало времени на всеми нами любимой 19-ой лунке.

     Буду тебе бесконечно благодарен, если ты поместишь это, практически любовное, письмо рядом с упомянутым выдающимся интервью, в виде своего рода эпилога, чтобы мои старые гольф-друзья не подумали ненароком, что двукратный дедушка впал в преждевременный старческий маразм. 

Ваш всегда и вечно
А. Николов

Читать еще

Комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться.
Ассоциация гольфа России
Тур 10
Гольф-Профи
Titleist