Печать

Великий мастер Алистер МакКензи

81420 0 0

ВЕЛИКИЙ МАСТЕР

В гольфе существует огромное количество профессий. Спортсмены и судьи, комиссионеры и менеджеры, тренеры и агенты, гринкиперы, журналисты, производители инвентаря, громадная махина многомиллиардной индустрии ежедневно вращается, чтобы удовлетворить страсть человечества к величайшей игре на свете. Самым выдающимся ее представителям удается стать легендами и оставить после себя память на долгие годы для многих поколений. Музейные экспонаты, кадры хроники, передаваемые из уст в уста и запечатленные в книгах и статьях подвиги героев, премии и кубки, названные в их честь. Благодарные потомки всегда найдут способ отдать дань уважения и передать по наследству воспоминания о своих кумирах, когда, рано или поздно, те сойдут со сцены.

Но есть в гольфе профессия, представители которой сами оставляют своей работой наследство на десятилетия, а порой и века. Это гольф-архитекторы. Можно смело утверждать, что детища легенд гольф архитектуры будут радовать гольфистов всегда. Конечно же, и они требуют ухода и заботливого отношения будущих поколений, разумеется, и им нужно идти в ногу со временем, поспевать за стремительно развивающейся игрой и претерпевать косметические, а порой и революционные, изменения. Но имена и фамилии, которые носят великие гольф-поля, навсегда останутся за их создателями.

Одним из ярчайших представителей этой профессии был Алистер МакКензи. Великий шотландский архитектор мог бы не создавать в своей жизни ничего, кроме знаменитой на весь мир Augusta National, и мир этот был бы уже ему безмерно благодарен. Но из-под пера этого талантливого и самобытного мастера вышло такое количество великолепных полей, что его пребывание в Зале Славы гольфа выглядит бесспорным и удивляет лишь довольно запоздалой (2005 г.) датой включения в списки легенд. Достаточно вспомнитьCork Golf Club в Ирландии, американские Cypress Point Club и Pasatiempo Golf Club, австралийский Royal Melbourne Golf Club и еще несколько десятков полей по всему свету, многие из которых по сей день остаются жемчужинами в своих странах и гремят на всю планету.

Строго говоря, шотландцем известный архитектор был только по крови. Родился он в 1870 г. в Англии, недалеко от Лидса в семье шотландских эмигрантов, наречен был Александром, в честь деда, как и положено первенцу в семье потомков гордых горцев. Колоритный шотландский синоним своего имени Алистер взял гораздо позже, чтобы не чувствовать оторванность от исторических корней, кочуя по свету.

Александр был старшим, но не первым ребенком в семье МакКензи. Первую дочь его родители потеряли, когда ей исполнилось всего два месяца. Рано ушла из жизни и мать Александра. Ему было всего шесть, когда она скончалась в возрасте 31 года. К этому времени в семье появилось еще четверо детей. Женился повторно его отец только через пять лет.

Ребенком, выросшим на гольф-поле, МакКензи не был. Родившись в семье врача, об игре не помышлял, учился в обычной школе, звезд с неба не хватал, но и в отстающих не значился. Высшее образование получать пошел по стопам отца, успешно сдав вступительные экзамены на медицинский факультет Кембриджа. После Лондона продолжил учебу по специальности в родном Лидсе, где помогал с медицинской практикой отцу.

Начав играть в гольф довольно поздно, выдающимся игроком МакКензи не стал, что во все времена считалось для архитекторов достаточно необычным. Обладая хорошими навыками короткой игры, МакКензи не был дальнобойщиком и результаты в любительских турнирах демонстрировал добротные, но не более, что, как показала дальнейшая жизнь, совсем не помешало ему создавать выдающиеся поля для высококлассных профессионалов.

В 1900 году МакКензи отправился на войну отстаивать имперские интересы Великой Британии в Южной Африке, где против колониального правительства взбунтовались буры. Кто бы знал, что именно эта экспедиция даст пищу для вдохновения и идей будущему архитектору. Прибыв на фронт в качестве медика, МакКензи огромное внимание во время службы успевал уделять всерьез заинтересовавшей его науке маскировки, которую умело применял противник. Уступающие в численности, военной выучке и вооружении повстанцы, благодаря умению отлично использовать особенности рельефа местности, оказывали британским войскам ожесточенное и упорное сопротивление. Пусть мощная империя в итоге и одержала победу, но далась она ей ценой нескольких лет масштабных военных действий. В свою вторую военную командировку, когда в Европе гремела первая мировая, МакКензи отправлялся уже не в качестве врача, а полноценным военным инженером, отвечающим за вопросы маскировки.

Вернувшись в родные края, спустя год пребывания в Африке в первом своем военном походе, Алистер МакКензи продолжает медицинскую практику и исследования, играет в гольф, становясь синглом, перестает быть синглом в жизни, женившись летом 1905 года. Исторические хроники создают образ заслуженного и уважаемого фронтовика, респектабельного медика с серьезным списком научных работ и благодарных пациентов.

В это же время начинается и активная архитектурная деятельность МакКензи. Сначала в соавторстве, а затем и самостоятельно он проектирует и вносит изменения в несколько полей в Великобритании и Ирландии. В 1907 году происходит знаковая встреча МакКензи и Гарри Кольта, заложившая на несколько лет партнерские отношения двух великих мастеров.

2 тысячи фунтов заработал в 1927 году Алистер МакКензи, удлинив ирландский Lahinch Golf Club с 10 до 18 лунок

2 тысячи фунтов заработал в 1927 году Алистер МакКензи, удлинив ирландский Lahinch Golf Club с 10 до 18 лунок
 
Кольт, уже известный и опытный к тому времени архитектор, был приглашен для консультации руководством нового гольф-клуба Алвудли, только создававшего свое поле. МакКензи, тоже входивший в руководящий состав клуба, разошелся с остальными членами правления во взглядах на проектирование и строительство поля, которым сам занимался, и было решено прибегнуть к советам стороннего авторитетного специалиста.

Познакомившись с МакКензи и его идеями, Кольт не только всецело поддержал его, но и сам проникся многими достаточно нетрадиционными по тем временам принципами, которые исповедовал МакКензи. Волнистые, вытянутые и направленные в сторону от фервеев грины. Лунки пар-4 разной длины, для того, чтобы необходимо было использовать арсенал разных вторых ударов. Большие фервейные бункеры с пологими краями, где мяч может катиться. Контуры лунок, требующие уже на ти принимать стратегическое решение об атаке грина. Возможность игрокам с невысоким уровнем игры иметь альтернативные пути прохождения поля. Все эти привычные по нынешним временам постулаты, многие из которых стали законами архитектуры, когда-то были новшествами, которые приписывают именно МакКензи.

Австралия и Новая Зеландия, Мексика, США и Канада, Великобритания, практически в любой части суши есть поля, к созданию которых приложил руку Алистер МакКензи. Огромное количество клубов могут гордиться тем, что под проектами их полей стоит автограф МакКензи. Многие передают из уст в уста легенды, согласно которым мастер дал им краткие, но емкие советы, следование которым сделало их поля лучше, красивее и интереснее.

В 1919 году МакКензи и Кольт в сотрудничестве с другим известным английский архитектором Чарльзом Элисоном создают совместное архитектурное бюро, результатом работы которого становится не один десяток знаменитых полей. В 1923 году, ставшем последним годом партнерской работы МакКензи, он привлекался для создания чертежей знаменитого на весь мир Old Course в Royal and Ancient Golf Club, где в клабхаусе по сей день они хранятся выставленные в качестве исторического экспоната. Уже после смерти архитектора в семейных архивах был найден и в 1995 году опубликован труд "Дух Сент Эндрюса", в котором МакКензи описывает историческое для гольфа место.

Много путешествуя по свету по рабочим делам, МакКензи оседает в итоге в Америке. Поговаривают, что это было больше не стремлением к освоению бурно развивающегося рынка, а скорее бегством респектабельного господина от социалистических идей, активно проникающих в умы и уклад жизни европейцев, но, как бы то ни было, переезд подарил американскому континенту еще рассыпь прекрасных полей.
Венцом многолетней и плодотворной работы мастера стала его встреча с другим знаменитым на весь мир представителем английского гольфа. В 1929 году Боби Джонс, неудачно выступил на Открытом любительском чемпионате Америки, вылетев в Pebble Beach на ранней стадии турнира, но домой не уехал, а отправился поиграть на расположенный по соседству Cypress Point, совсем недавно созданный МакКензи. Поле очень понравилось именитому гольфисту, а когда следующей его остановкой для выставочного матча стал через несколько дней Pasatiempo Golf Club, тоже вышедший из-под пера МакКензи, Джонс был покорен его работой окончательно.

В то время в Северной Америке были свои законодатели архитектурной моды. Чего только стоило имя Дональда Росса. Тем не менее, когда в 1930 году Бобби Джонс решил завершить игровую карьеру, поставив в ней эффектную точку в виде Большого Шлема, он выбрал именно близкого ему по духу и философии гольфа Алистера МакКензи для создания поля своей мечты. Благодаря этому решению мир получил икону, которая по сей день стоит в красном углу истории гольфа и, без сомнений, будет продолжать вершить ее еще долгие десятилетия. Речь, конечно же, об Augusta National, где на протяжении 80-ти лет каждый апрель проходит легендарный турнир Мастерс.
 
Алистер МакКензи наблюдает, как Бобби Джонс тестирует с ти 8-й лунки строящуюся Augusta National
 
Знаменитый чемпионат, известный на весь мир во многом благодаря уникальному и неповторимому полю, стал настоящим памятником двум великим англичанам, внесшим громадный вклад в развитие игры. И пусть Алмистер МакКензи ушел из жизни всего за пару месяцев до инаугурации первого турнира Мастерс, память о великом Мастере это поле и этот турнир сохранят для всех будущих поколений. Как сохранит его родной для архитектора Pasatiempo Golf Club, где в домике на шестой лунке он пожил последние годы жизни, и где по фервеям был развеян в 1934 году прах Алистера МакКензи. Легендарного Мастера, оставившего богатейшее наследство миру гольфа.
 
 

Фотогалерея малой части полей МакКензи:

 
 
 
Некоторые постулаты гольф-архитектуры, сформулированные в работах Алистера МакКензи
- Поле должно содержать две закольцованные девятки лунок
- Поле должно сочетать длинные пар-4, лунки, играемые по принципу драйв-питч и, как минимум, 4 лунки пар-3
- Грины и фервеи должны быть волнистыми, без крутых подъемов
- На поле должно быть мимнимум слепых ударов
- Поле должно подчеркивать естественную красоту природы
- На поле должно быть достаточное количество длинных выходов с ти, но при этом слабые игроки должны иметь альтернативные пути его прохождения
- Поле должно вызывать минимум раздражения невозможностью найти потерянные мячи
- Состояние поля все время должно быть превосходным
- Переходы между лунками должны быть короткими
 
 
Денис Виноградов
 
 
 
 
 
 
 

 

Теги:

Читать еще

Комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться.
Ассоциация гольфа России
Тур 10
Гольф-Профи
Titleist