Печать

Федор Гоголев: Прима-балерина

115667 0 0

Федор Гоголев

ПРИМА-БАЛЕРИНА

Вы не любите линксы? Да вы просто не играли на Зюльте! 

В рейтинге моих самых ярких впечатлений 2013 года два дня, проведенные на острове в Северном море, не уступают неделе лицезрения Тайгера Вудза и других мегазвезд в Белеке на Turkish Airlines Open.

Семь лет подряд Национальный Туристический Совет Германии устраивает Кубок по гольфу для представителей СМИ Северо-Восточной Европы. Журналисты и издатели из Швеции и Норвегии, Дании и Польши, Исландии и Финляндии, Латвии и России собираются в одном из самых живописных уголков Земли Шлезвиг-Гольштейн.

В 2013-м выбор пал на Зюльт – островок в Северном море. С севера на юг он вытянулся на 30 километров, с запада на восток в самом узком месте – на 400 метров. Главное достояние – живописные дюны, отороченные белоснежной бахромой песчаных пляжей.

С высоты птичьего полета Зюльт напоминает балерину, стоящую на правом мысочке со вскинутыми грациозно руками. Точь-в-точь Майя Плисецкая в образе Кармен.

Правая ножка «танцовщицы» привязана к материку 11-километровой ниткой-дамбой, по которой с 1927 года курсируют поезда со специальными платформами для авто. Сорок минут за окном море, а потом – суша с русыми гривами ковыля, алыми коврами дикой розы, холмистыми гектарами мхов и лишайников маскировочной расцветки.

«Мода на Зюльт» зародилась в начале прошлого века, когда любители загорать голышом устроили здесь «пляж культуры освобожденного тела». Впоследствии он стал самым известным пристанищем нудистов Европы.

Хотя купаться в морских водах можно только в июле, на Зюльте и без этого можно полноценно отдохнуть в любое время года. На 20 тысяч жителей приходится 650 тысяч гостей ежегодно!

Сюда едут поклонники спокойного релакса, любители норвежской ходьбы, роликов, велопрогулок (200 км велодорожек и 50 км пешеходных троп). Ради ураганных ветров на остров слетаются экстремалы-серфингисты и кайтсерферы. Ну и конечно же – гольфисты. Из четырех гольф-клубов только один закрытый. Говорят, что в нем всего человек пятьдесят и все мультимиллионеры.

Похоже на правду – Зюльт давно облюбован богатыми людьми. В «летнем Санкт-Морице», как называют его немцы, престижно иметь дом, причем в местном кантри-стиле. В похожих строениях и сто, и двести лет назад жили фризы – германское племя без этнических примесей.

О благосостоянии хозяина особняка судят по крыше. Если из тростника, то денежки водятся, ведь один квадратный метр такой крыши «весит» 5 тысяч евро.

Круглый год остров испытывает нашествие богемы – презентациям и вечеринкам в дорогих отелях Вестерланда и двенадцати соседних поселков несть числа.

 

12 июня утром я и Ольга Лежнева, шеф-редактор портала golf.ru, прилетели в Дюссельдорф. Ольгин язык – безупречный немецкий – пробил, как отбойный молоток Стаханова, брешь в огромной очереди на паспортном контроле. Мы примчались к выходу на рейс до Вестерланда – столицы Зюльта – еще до начала посадки.

Отдышались. Огляделись. Вокруг стояли, сидели и чинно жевали аппетитные крендельки ухоженные пожилые фрау и господа в кроссовках и утепленных куртках. Рядом с ними мы в своих летних нарядах напоминали двух волнистых попугайчиков, которых занесло из Африки в Антарктиду – в стаю пингвинов. Немцы точно знали, куда летят ( дождь и +10), а мы – очень приблизительно.

Вопрос с поездкой у нас решился в последний момент. Я не стал, как два года назад, брать свои клюшки (и напрасно!), забыл непромокаемые брюки.

За это себя пилил. Меня не грела перспектива после московской жары играть в дождь, ветер и холод посреди моря, да еще на линксе. Через полтора часа, когда самолет сел в серую унылость (тоже мне Санкт-Мориц), настроение вконец упало. Но тут явился встречающий, а с ним – намек на позитив.

Это был солидный подтянутый мужчина, по манерам и одежде – президент гольф-клуба, не меньше. Его сноровка и огромный зонт защитили нас от душа с неба. Он помог перенести багаж и усадил в сверкающий «Мерседес»-минивэн с кожаным салоном. «Президент» оказался водителем из отеля Budersand.

Встречу я оценил на «пять звезд». Отель и номер – тоже.

В номере всю стену – окно и балкон с видом на маленькую гавань. В ней отдыхали океанские яхты, смешные кораблики-паромы и обвешанные сетями рыбацкие баркасы.

За окном справа на горе подбоченился клабхаус. Похожий на командный пункт танкового полигона, он захватил господствующую высоту прибрежных дюн местечка Хёрнум (Hornum). С веранды ресторана все лунки гольф-поля Budersand видны как на ладони…

Ольге достался номер с джакузи у окна. По ее словам, в нем ты чувствуешь себя Робинзоном, который плюнул на островной комфорт и склочного Пятницу, плюхнулся в ванну-лодку без паруса и весел и поплыл по воле волн в будущее – на вешки устричной плантации, а дальше, если повезет, к датчанам.

Спа и ресторан отеля Budersand тянут на «шесть звезд». В спа тебе за пару часов вернут молодость припарками из местных трав и мхов. Рядом – бассейн под крышей. Он потрясает морской водой и расписанной стеной. На ней – купальня с трибунами, народ загорает. Все в натуральную величину, как живые, так и хочется сплавать, поболтать.

В ресторане – объеденье! Большой выбор местных даров моря и все, что душе захочется из мясных деликатесов, холодного, горячего, десертного и алкогольного.

Вечер встреч и знакомств венчал ужин в гольф-клубе. Треска под молочным соусом с трюфелями была отменной. На столах толпились бутылки с водкой «SOS». Спасать хмельные души не пришлось. 16 участников завтрашнего турнира запивали еду вином и пивом и не парились насчет режима и завтрашних результатов. Кубок-то фановый, а вся прелесть этого коротенького пресс-тура  – в том, что ты открываешь неизвестный тебе уголок Германии, и в гольфе любимом меряешься силами с коллегами.

Пасмурным промозглым утром нам с Ольгой пошли навстречу и перед самым стартом заменили в нашем флайте пару шведов на пару поляков. Чтоб повеселей было. С одним из них – Иржи Чаплевичем из Варшавы, говоруном и прикольщиком – я познакомился два года назад, на 5-м Кубке в MaritimGolfparkOstsee, где с Женей Свечниковым мы заняли последнее место, а в неофициальном личном зачете у меня оказалось первое.

На что-то подобное здесь, на линксе Вudersand, мне рассчитывать не приходилось. Спал я плохо, клюшки прокатные, размяться толком не удалось (по традиции, драйвинг-рейнджей на классических шотландских линксах нет, а есть только зоны для короткой игры). В довершении ко всему, противодождевые штаны были куплены в про-шопе по цене модного итальянского костюма (видимо, тут островные наценки). Правда, грели.

На первой лунке я каким-то чудом умудрился с ти попасть на центр фервея. Ольга – туда же, но короче. А вот наши польские друзья – в раф. Мячи искали долго, а когда нашли, сквозь облака пробилось солнце. Богги я делал, когда обнажилась небесная синева.

На второй 4-паровой лунке ти оказалось в глубине озера можжевельника, а фервей уходил под гору кривым языком с четырьмя бункерами-горшками.

Хук с ти в аут, в заповедные просторы, не заставил себя ждать. Повторный удар был куда лучше – за «горшки», на фервей.

Шел к мячу и вдруг понял две вещи. Первое: солнце скоро превратит мои черные непромокаемые штаны в сауну. И второе: я успокоился, я начал осмысленно махать клюшкой и попадать по мячу.

Ольга тоже перестала комплексовать и в хорошем темпе двигалась к грину, тренируя короткие удары и патт.

К пятой лунке мы более-менее приспособились к «Будерзанду» – мячи трудно потерять, ковыль на холмах редкий и мягкий, грины жесткие, но не быстрые, лунки логичные и без дизайнерских вывертов.

Я вышел на твердый дабл. Когда мы уперлись в спину идущих впереди, я оценил то, что создал на месте бывшей гитлеровской и бундесверовской базы военно-морской авиации немецкий архитектор Рольф-Штефан Ханзен.

4-й лунка, пар 3, 135 метров , где я сделал богги вместо пара, названа так же, как соседний поселок – Pidder Lüng (Пиддер Люнг или Питер Люнг – рыцарь, народный заступник, герой фризского эпоса). За лункой – изгородь и дорога, а чуть правее – школа Хёрнума и учебный корпус местного профтехучилища, где, как я понял из объявления, готовят столяров, сантехников, словом, рабочий класс.

Долгое время самый дорогой остров Германии портило это бельмо – казармы Pidder Lüng на краю деревни. В начале 90-х казармы опустели, а территория в 73 га оказалась заброшенной. В 2003 году Рольф-Штефан Ханзен предложил преобразить это место – построить поле для гольфа.

Бред, утопия? С одной стороны, примерно 30 гектаров мощеных улиц и покосившихся зданий. С другой – 43 гектара дюн, которые государство намеревалось сделать природоохранной зоной. Плану Ханзена и его проектной группы грозил провал.

Но на следующий год архитектор привозит на остров инвестора – решительную и авантюрную бизнес-вумен Клаудию Эберт. Она согласилась финансировать снос авиабазы и казарм, рекультивацию земли, строительство гольф-поля и пятизвездного отеля с рестораном, спа, библиотекой, конференц-залами и даже клумбами и газонами на балконах.

За год были снесены все здания, демонтированы и разрезаны автогеном осветительные вышки и нефтяные танки. Население Зюльта с одобрением отнеслось к экологической битве мадам Эберт за чистоту юга.

Еще полтора года ушло на то, чтобы измельчить дороги, тротуары и стены домов и этим материалом укрепить береговую линию Зюльта, который медленно, но верно уменьшается под воздействием ветра и моря. В 2009 году отель распахнул свои двери…

Вернемся на поле. Солнце жарило вовсю, но и ветер разошелся не на шутку. На 5-й лунке, пар 4, самой сложной на поле, есть возможность отработать стелящийся удар против ветра. Оба моих драйва были отброшены назад и вбок – в биотоп, куда ногой ни шагу.

После этой слитой лунки, на следующей делаю пар. А Ольга – двойной богги или пар с гандикапом.

К 9-й лунке, слепой, с хитрым доглегом между двух холмов, «Будерзанд» нравится мне все больше и больше. Богги уже обычный результат.

На второй «девятке» есть несколько интересных лунок. 10-я со вторым слепым ударом на грин. На 11-й трехпаровой грин окружен со всех сторон холмом в виде подковы, но «проход» всего метров пять и поэтому с ти флага не видно. Последняя трехпаровая лунка смотрит в морские дали.

Всего-то 110 метров с про-ти и пять бункеров-горшков вокруг грина. Основой для мужских ти служит фундамент бывшей казармы. Если нет ветра, можно рассчитывать на пар. Если сильно будет дуть с моря, дабл богги считай за счастье.

Замечательна связка из двух пятипаровых – 16-й и 17-й. На первой мой мяч с ти едва не угодил в озерцо, на второй – в живописный ручей с каменными бережками. Пары на той и другой – самый большой подарок мне от линкса.

Финишная лунка не сложная. Первый удар в коридор между дюн до ручья или за ручей, если дальнобойщик, а второй на грин. Когда выходишь на ти, то можешь получить совет от туристов, которые стоят за забором на прогулочной дорожке между гольф-полем и морем.

… Мы с Ольгой, понятное дело, турнир не выиграли, но и самыми вежливыми не оказались. Победу же праздновали два исландца с гандикапами 5.2 и 4.5. Bruttoони на пару набрали 51 очко. На 18 больше, чем финны и шведы, разделившие 2-3 места. Церемония награждения проходила в ресторане с двумя мишленовскими звездами. Из меню мне запомнился салат из местных трав и мороженное-сорбет из них же. А еще – фото на память возле отеля на фоне моря и дюн, под аккомпанемент знаменитого зюлтовского ветра, сбивающего с ног.

 

…В маленьком аэропорту Ольга купила на память две спирали «виндшпиль» с очертанием острова, в котором отчетливо видна балерина на одной ножке со вскинутой рукой.

Когда дует ветерок, кольца и балерина крутятся вокруг свой оси, отпугивая комаров.

Я увидел у Ольги недавно это кручение и вдруг понял, что Зюльт не отпускает меня. У меня с ним остались счеты. Да и ветра мне того, что дул у ресторана, тоже не хватает…

 

Федор Гоголев

журнал GolfDigest, декабрь 2013 года

Читайте также:

Линксы острова Зюльт

Читать еще

Комментарии

Чтобы оставить комментарий необходимо зарегистрироваться.
Ассоциация гольфа России
Тур 10
Гольф-Профи
Titleist